сволочь

Фраза – Юдовский. Сволочь

…Очередной, довольно качественный продукт от бывшего киевлянина, живущего нынче в Германии — художника, поэта, рассказчика даже в Фейсбуке, где коты и Путин с Трампом — это том первосортной «эмигрантской» прозы. Впрочем, бывших киевлян, скорее всего, не бывает, и наш «киевский» автор каждый раз просит не сравнивать его с Михаилом Веллером, поскольку ему ближе Сергей Довлатов. То есть от скромности в своей замечательной «Сволочи» Михаил Юдовский (Х.: Фабула), как видим, не умрет.

На самом деле, как бы ни хотелось автору, его проза — ни то, и ни другое, если уж речь об истории и истоках современной «киевской» литературы. По крайней мере, Веллера в этом трагикомичном сборнике рассказов (плюс одна повесть-притча) точно не наблюдается. Поскольку традиционный еврейский юмор, замешанный на «киевских» дрожжах с поэтикой Євбаза, — вот чем отличается стиль Михаила Юдовского от всех остальных стиляг русского мира.

Хотя какой он, подумайте, русский?! А если подумали, то вот вам пример «думающего» героя. «Затем я подумал и набрал номер Алешки Жаворонкова. — Да? — раздался в трубке его недовольный голос. — Привет, Леха, — сказал я. — А я в Бельгию еду. — Я в курсе, — ответил Леха. — А ты в курсе, что ты сволочь? — В курсе. — Я так и думал. Что тебе привезти из Бельгии? — Пива бельгийского. — Ладно. Привезу тебе пива и статуэтку Писающего мальчика. — На черта мне сдался твой Писающий мальчик? — Чтоб ты знал, для чего пиво пьешь. Слушай, а сколько этой Рите лет? — Какой Рите? — Которой ты меня с потрохами сдал. — А-а… Сорок. — Тьфу… Сволочь ты, Алеша. — Я в курсе. Он, не попрощавшись, повесил трубку. — Хам, — сказал я».

Таким образом, окружающий языковой абсурд зарубежья напоминает автору-герою абсурд родной советской жизни с его штампами и клише, как в кино. «— Ах, Юрий Карлович, Юрий Карлович! Старая ты сволочь! — Можно подумать, что он сволочь молодая…». Почти то же самое в этой грустно-веселой книге. «— А что вам не нравится? — Что мне не нравится? Мне не нравится война в Югославии и селедка под шубой», — ведет здешний герой светскую беседу в автобусе. Подрабатывая, кстати, экскурсоводом, как упомянутый Довлатов, который служил гидом в Пушкинском музее в Михайловском.

И, главное, точно так же, как в прозе автора «Заповедника», все здесь частенько происходит подшофе и даже конфликтные ситуации, как правило, разрешаются коллективным походом в ближайший бар. Таким образом, если уж литература зарубежья и зашла в тупик, то в книжке Юдовского, как говорил папа-врач одного из ее персонажей, «выход из коматозного состояния прошел на всех этиловых парах».

Джерело: http://fraza.ua/analitics/13.11.16/254391/novinki-hudlita-roman-bez-trusov-kto-iz-nas-svoloch-i-tajna-zheleznoj-dveri-.html

Опубліковано у ЗМІ про нас.